Задать вопрос юристу
 <<
>>

Глава V АВТОРСКОЕ ПРАВО И НАСЛЕДОВАНИЕ

На протяжении настоящей работы мы неоднократно стремились показать, что нормы советского авторского права направлены на охрану интересов и авторов и всего социалистического общества, с признанием ведущего зна- чения за общественными интересами.
Аналогичным об- разом регулируются отношения, возникающие при пере- ходе авторского права после смерти автора к его право- преемникам - наследникам. Согласно статье 10 <Основ>, авторское право за изъ- ятиями, установленными в статьях 11, 12, 13, принадле- жит автору пожизненно, а наследникам его-в пределах сроков, предусмотренных статьей 15(*1). В статье же 15 <Основ> сказано, что после смерти автора авторское пра- во переходит к его наследникам на 15 лет, считая с 1 ян- варя года смерти автора, за исключением случаев, пред- усмотренных статьями 11, 12, 13, когда авторское право переходит к наследникам лишь на неистекший ко дню смерти автора остаток установленного законом срока. (**1) В виде исключения ст. 11 <Основ> срок пользования авторским правом на произведения хореографические, пантомимы, кинемато- графические сценарии и киноленты установлен в десять лет, а ст. 12 <Основ> на фотографические произведения и произведения, полу- ченные способами, аналогичными с фотографией, - для отдельных .снимков в пять лет, а для собраний снимков - в десять лет. Ст. 13 <Основ> предусматривается за издателями журналов и других по- временных изданий, а также энциклопедических словарей авторское право на эти издания в целом в течение десяти лет со времени по- явления их в свет. -222- Статья 16 <Основ> допускает возможность завещания ав- торского права (*1). Однако наследование авторского права обладает, по сравнению с общим порядком наследования, рядом су- щественных особенностей, вызываемых значением произ- ведения для социалистического общества. Созданное ав- тором произведение предназначено к тому, чтобы им мог- ло пользоваться общество, и притом в возможно более широких размерах. Поэтому уже при жизни автора законом устанавли- ваются в интересах общества известные пределы для пользования автором результатом его труда - созданным им произведением (ст. 9 <Основ>). В случае же смерти автора для наследников автора пределы пользования пе- решедшим к ним по наследству авторским правом в ин- тересах общества еще более сужаются. Это касается и срока действия авторского права и объема правомочий наследников автора. Правовое положение наследника как преемника автора не совпадает с правовым положе- нием самого автора, По действующему советскому законодательству автор- ское право может перейти по наследству только на уста- новленный законом срок. В этом заключается одно из принципиальных отличий наследования авторского права от наследования права личной собственности, которое пе- реходит к наследникам без ограничения каким-либо сро- ком. Срок, на который авторское право может перейти к наследникам автора,-сравнительно короткий (как пра- вило, 15 лет после смерти автора). Предполагается, что в течение этого срока малолетние дети умершего автора до- стигнут уже совершеннолетия и станут трудоспособными. Другие же его наследники за этот срок смогут в достаточ- ной мере использовать перешедшее к ним по наследству авторское право. Таким путем удовлетворяются и инте- ресы наследников автора и общество получает возмож- ность в сравнительно быстрый срок использовать произве- дение без ограничений, вытекающих из законодательства об авторском праве (например, при издании произведения (**1) Кроме того, о наследовании авторского права говорится еще в ст.
ст. 1 и 3 <Основ> в связи с вопросом о гражданстве автора. -223- умершего автора после истечения указанного срока уже не требуется согласия его преемников) (*1). Нельзя при этом не учитывать и того обстоятельства, что не всегда автору удается использовать созданное им произведение при жизни (издать, поставить па сцене и т. д.). Бывают случаи, когда произведение выходит в свет уже после смерти автора (так называемое посмерт- ное произведение), и притом через несколько лет после его смерти. Установление известного срока действия автор- ского права дает возможность наследникам использовать неосуществленное автором при жизни авторское право. В законе не указывается, применяются ли установлен- ные статьей 15 <Основ> сроки только к произведениям. вышедшим в свет до смерти автора, или также и к про- изведениям посмертным. Поскольку закон в отношении посмертных произведений никаких изъятий не устанавли- вает, исходя из текста закона, надо признать, что опреде- ленный законом срок, считая с 1 января года смерти ав- тора, следует применять как в отношении произведений, опубликованных еще при жизни автора, так и вышедших в свет после его смерти. При таких условиях может по- лучиться, что авторское право перейдет к наследникам только на неистекший остаток 15-летнего срока, а если посмертное произведение будет опубликовано по истече- нии 15 лет после смерти автора, то авторское право к на- следникам автора вообще не перейдет(*2). В интересах наследника в отдельных случаях срок действия авторского права может быть продлен. Зако- ном об авторском праве УССР специально предусматри- вается возможность продления этого срока в тех случаях, (**1) Хотя с переходом по наследству авторского права могут быть связаны значительные имущественные интересы, оно не подлежит денежной оценке (ч. 2 ст. 15 <Основ>). При определении размера государственной пошлины за выдачу свидетельства о праве насле- дования стоимость авторского права в расчет не принимается и в стоимость переходящего по наследству имущества не включается ( 44 инструкции Министерства финансов СССР от 14 марта 1947 г. ? 160 <О государственной пошлине>). (**2) Согласно чехословацкому закону об авторском праве, если по- смертное произведение будет опубликовано в течение последних де- сяти лет охранительного срока, то охранительный срок продолжается на десять лет от опубликования произведения ( 67); при этом надо учесть, что охранительный срок в Чехословакии установлен в 50 лет со дня смерти автора ( 68). -224- когда вследствие политического или культурного гнета, существовавшего в дореволюционное время, автор или его наследники были лишены возможности использовать при- надлежавшие им авторские права (примечание к ст. 15). На основании этого правила в УССР был продлен срок действия авторского права для наследников писателей Старицкого, Коцюбинского и др. Хотя в законах об ав-- торском праве других союзных республик такого прави- ла не содержится, на практике имели место случаи про- дления правительством срока действия авторского права для наследников автора. Так, в РСФСР был продлен срок действия авторского права для наследников композито- ра Э. Ф. Направника, художника В. А. Серова. Из текста закона (ст. ст. 15, 16 <Основ>) можно сде- лать вывод, что наследники, заступая место умершего автора, используют его авторское право в том объеме, в каком оно принадлежало умершему автору. Но в литературе было высказано мнение, по которому по наследству могут переходить только имущественные права автора; к личным же правам автора вообще непри- менимо понятие наследования; преемства в праве, которое является личным, быть не может (*1). Были высказаны и такие мнения, что некоторые личные неимущественные права автора по наследству не переходят, другие же пере- ходят (*2). Таким образом, среди сторонников деления прав автора на имущественные и личные неимущественные нег единства в вопросах о переходе этих прав по наследству. (**1) См. <Советское гражданское право>, т. II. М., Госюриздат, 1951. стр. 349: Е. А. Флейшиц. Личные права в гражданском праве Союза ССР и капиталистических стран. М" 1941, стр. 183. Од- нако Е. А. Флейшиц последовательно этого взгляда не проводит; на стр. 9 указанной работы она пишет: <...в области личных прав на- блюдается своеобразное явление: не переходя по наследству, право тем не менее <переживает> своего носителя и охраняет то, что было благом последнего, и тогда, когда он этого блага использовать боль- ше не может> (см. также стр. 184). См. еще И. А. Грингольц. Права автора сценического произведения в СССР. Автореф. канд. диссерт., стр. 11; Е. П. Торкановский. Личные и имуществен- ные права авторов литературных произведений по советскому пра- ву. Автореф. канд. диссерт. Куйбышев, 1953, стр. 9 и др. (**2) См. Б. С. Антимонов и К.А.Граве. Советское наслед- ственное право. М" Госюриздат, 1955, стр. 71-73; 3. Г. Крылова. Наследование по завещанию в советском гражданском праве. Ав- тореф. канд. диссерт. М., 1950, стр. 8 и др. -225- Выше мы констатировали, что вопрос о том, какие пра- ва автора относятся к личным неимущественным и какие к имущественным правам, является более чем спорным и неясным (*1). Но, если даже руководствоваться этим делени- ем (несмотря на отсутствие соответствующих указаний в законе), то все же это деление ввиду нерешенности про- блемы передаваемости или непередаваемости личных не- имущественных прав не сможет помочь в решении вопро- са, какие из принадлежащих умершему прав переходят по наследству и какие не переходят. Нам представляется, что правильное решение этого вопроса может быть дано только на основе анализа дей- ствующего законодательства. Различного же рода апри- орные утверждения о передаваемости по наследству лич- ных прав автора (хотя бы и не в полном объеме) пользы при решении этого вопроса принести не смогут(*2). Исхо- дя из этого, мы полагаем более целесообразным рассмат- ривать этот вопрос применительно к отдельным видам прав автора (*3). Переходят ли право па авторство и право на непри- косновенность произведения по наследству? Согласно статье 28 закона об авторском праве РСФСР, после смер- ти автора издатель не вправе вносить по своему усмотре- нию какие-либо дополнения, сокращения и вообще изме- нения в самое произведение, заглавие, в обозначение на нем имени автора, а равно снабжать произведение иллю- страциями без согласия наследников автора впредь до истечения срока действия авторского права. Можно ли считать эту норму закона нормой наследственного права? Норма статьи 28 закона об авторском праве РСФСР не является нормой наследственного права. Это видно из (**1) См. выше, гл. IV,  1. (**2) К числу таких априорных утверждений относится, в частности, следующее утверждение В. С. Антимонова и К. А. Граве: <Неоспо- римо, что переходящие в силу ст. 28 закона <Об авторском праве> правомочия-это также и личные неимущественные правомочия, что передача этих правомочий связана с включением их в состав наслед- ства. Здесь налицо именно наследственное, а не какое-либо иное преемство> (Б. С. Антимонов и К.А.Граве. Советское на- следственное право. М., Госюриздат, 1955, стр. 72). Это утверждение надо еще доказать. (**3) См. В. И. Серебровский. Авторское право и наследова- ние (<Советское государство и право>, 1955, № 6). -226- самого текста статьи, в которой ни слова не говорится о переходе к наследникам автора перечисленных в ней пра- вомочий. Вместе с тем следует иметь в виду, что статья 18 <Основ> предусматривает тот же круг правомочий в от- ношении самого автора, что и статья 28 и отношении его наследников. Если бы законодатель имел в виду переход по наследству к наследникам автора правомочий, преду- смотренных статьей 18 <Основ>, то для чего нужно было создавать для этого еще какую-то особую норму? Пере- ход по наследству указанных правомочий непосредст- венно вытекал бы из статей 15 и 16 <Основ>, как это имеет место в отношении ряда других правомочий авто- ра. Однако законодатель пошел по другому пути, создав особую норму, предоставляющую наследникам ряд су- щественных правомочий. Но эти правомочия предостав- лены законом наследникам не в их личных интересах, а в целях охраны творческой личности умершего автора и неприкосновенности его произведения, что имеет исклю- чительно важное значение для общества (*1). Такой вывод подтверждается также частью 2 статьи 28 закона об авторском праве РСФСР, в которой сказано, что в случае недостижения соглашений с наследниками автора издатель может обратиться за получением такого разрешения в Наркомпрос (теперь соответственно Мини- стерство культуры, Министерство высшего образования, Министерство просвещения). Однако и права министерст- ва в этом отношении не могут быть признаны безгранич- ными. Давая соответствующее разрешение, министерство должно поступать очень осторожно, ограничиваясь самым необходимым, чтобы не допустить искажения произведе- ния. Если бы перечисленные в статье 28 правомочия при- обретались наследниками в силу наследственного преем- ства, то не было бы вообще надобности во введении этой статьи в республиканский закон об авторском праве (*2). (**1) Правильно замечает К. В. Гордон, что <это не личное право наследников, а только установленный законом способ охраны куль- турных ценностей в связи с общественными интересами> (М. В. Гор- дон. Советское авторское право. М., Госюриздат, 1955, стр. 126). (**2) По аналогичным соображениям не является нормой наслед- ственного права и ст. 24 закона об авторском праве РСФСР, соглас- но которой переуступка приобретенного издательством права на из- дание произведения другому лицу допускается только с письменного согласия автора или в случае смерти автора-его правопреемни- ков. -227- Правила статьи 28 закона об авторском праве РСФСР следует применять и в отношении зрелищных предприя- тий. Представлялось бы непонятным, почему аналогич- ные правила, предусмотренные статьей 18 <Основ>, рас- пространяются при жизни автора и на издательства и на зрелищные предприятия, а после его смерти-только на издательства. Наследники не приобретают ни права на авторство, ни права на неприкосновенность произведения. Поэтому, в частности, наследники автора не вправе ни сами вносить такие изменения и дополнения в литературное произве- дение умершего автора, которые, например, меняли бы фабулу литературного произведения, его развязку и т. д., ни давать согласие на такие изменения и дополнения. Если бы наследники это сделали, соответствующие твор- ческие организации могли бы обратиться в суд с требо- ванием об изъятии из обращения изданного в таком ви- де романа или повести, снятия пьесы с репертуара и т. д. - Аналогичное право должно быть предоставлено в подоб- ных случаях научным учреждениям и высшим учебным заведениям. Таким образом, в случае необходимости охрана неприкосновенности произведения умершего авто- ра может быть направлена и против наследников автора. В вопросе об изменении обозначения имени автора дело может идти только о раскрытии псевдонима или анонима автора, что может вызываться общественными интересами. После смерти автора общество может быть заинтересовано в том, чтобы узнать, кто же в действитель- ности является автором данного произведения. Но, как нам кажется, не может быть и речи о том, чтобы с со- гласия наследников произведение, выпущенное в свет под гражданским именем автора, после его смерти пере- издавалось под каким-нибудь вновь придуманным псев- донимом или анонимно. Наследникам может быть предоставлено право только на такие изменения и дополнения произведения умерше- го автора, которые вызваны явной необходимостью и ко- торые автор, если бы он был жив, не счел нужным вос- -328- претить (*1). По существу же следовало бы предоставлен- ные наследнику статьей 28 правомочия рассматривать и как обязанности наследников перед обществом, как обще- ственный долг (*2). Вместе с тем нельзя не отметить, что наделение на- следников автора такими правомочиями не всегда являет- ся оправданным. Конечно, наследники являются в прин- ципе людьми, более близкими умершему, чем другие ли- (**1) Согласно ст. 31 польского закона об авторском праве от 10 ию- ля 1952 г., правопреемник, хотя бы он приобрел все имущественные авторские права, не может производить изменения в произведении, за исключением случая, когда они вызваны очевидной необходимо- стью и автор не имел бы справедливого основания запретить их. (**2) С иных позиций подходит к решению того же вопроса Н. А. Райгородский, который исходит из того положения, что каж- дое исключительное право автора состоит из двух составляющих его элементов правомочий: положительного, в силу которого автор вправе совершать определенные действия, и отрицательного, на ос- новании которого автор имеет право запрещать всем другим лицам совершать эти действия. Что касается отрицательных элементов, при. надлежащих автору неимущественных прав,-права авторства, пра- ва на неизменяемость, то, по мнению Н. А. Райгородского, они пере- ходят к его наследникам в том объеме, в каком они принадлежали умершему автору. Что же касается положительных элементов лич- ных прав, то вопрос об объеме, в каком они переходят к наследни- кам, зависит от содержания этих прав. Так, право авторства не пе- реходит и не может перейти к наследникам. Что касается права на неизменность, то наследник автора, принадлежа при его жизни к числу лиц, которые не имели права при жизни автора вносить без его согласия изменения в его произведение, не приобретает этого права и после смерти автора. Таким образом, здесь производится как бы расщепление правомочия автора: в одной части правомочие по на- следству не переходит, в другой-переходит. Такой взгляд находит своих сторонников и в буржуазной юридической литературе (см. 1955, novembre, p. 179). Вся эта конструкция весьма искусственна. Отрицательная сторона авторского правомочия являет- ся производной от его основной, положительной стороны и органиче- ски с ней связана. Сам Н. А. Райгородский утверждает, что служебная роль отрицательных правомочий сводится к укреплению исключи- тельного характера положительной стороны этого права (Н. А. Райгородский. Наследование неимущественных прав автора по советскому авторскому праву. <Социалистическая закон- ность>, 1956, № 2, стр. 15--16). Поэтому, если не переходит по на- следству авторское правомочие в своей положительной части, то не может перейти по наследству и отрицательная часть этого правомо- чия. Значительно проще и правильнее решается этот вопрос в совет- ском законодательстве, которое, как нами было показано ранее, во- обще не рассматривает предоставленные ст. 28 <Основ> наследни- кам автора правомочия а качестве переходящих к ним по наслед- ству. -229- ца, и можно предположить, что они в состоянии правильно оценить существо намечаемых изменений и не допустят искажения произведения. Но ведь это бывает не всегда. В ряде случаев наследники не имеют никакого представ- ления о творческих идеях и замыслах умершего автора, являются людьми совершенно чуждыми науке, литерату- ре и искусству. Нам казалось бы, что при пересмотре действующего законодательства об авторском праве сле- довало бы установить такой порядок, при котором автору предоставлялось бы право указать в завещании или в каком-либо ином документе любого гражданина либо государственную или общественную организацию, на ко- торых он возлагает после своей смерти охрану авторства и неприкосновенности своего произведения, и притом не- зависимо от назначения их наследниками (*1). Если же ав- тор такого указания не сделает, то охрана авторства и неприкосновенности произведения умершего автора долж- на быть возложена на его пережившего супруга и детей (разумеется, совершеннолетних и дееспособных), а также на творческие организации (в отношении произведений литературно-художественных, музыкальных, произведений изобразительного искусства и т.п.) и на Академию наук СССР (в отношении научных произведений). Сохранение целостности произведения умершего ав- тора имеет большое общественное значение. Примером безответственного обращения с произведениями умерше- го автора явилось посмертное издание сочинений Демь- яна Бедного, повлекшее за собой специальное постанов- ление ЦК партии от 24 апреля 1952 г. <О фактах грубей- ших политических искажений текстов произведений Демь- яна Бедного>. ЦК ВКП(б) обязал Главполиграфиздат <...навести в издательствах необходимый порядок, который (**1) Ст. 423 ГК допускает возможность такого рода <возложений> только в отношении наследников по закону, назначенных наследни- ками по завещанию, либо при завещании имущества государствен- ным органам или общественным организациям. Типичным примером предусмотренного ст. 423 <возложения> (а не перехода по наслед- ству неимущественных прав автора) является приведенный Н. Л. Райгородским (там же, стр. 14) случай из практики, когда писатель В. в своем завещании предоставил своему старшему сыну право редактирования рукописных произведений, переделки, правки произведений, изданных и переизданных, а также тех, которые бу- дут выпускаться в свет после его смерти. -230- исключал бы возможность повторения произвола и само- управства в обращении с текстами художественных про- изведений при подготовке их к печати>(*1). С полным основанием в содокладе П. Г. Антокольского, М. О. Ауэзова и М. Ф. Рыльского на втором съезде со- ветских писателей указывалось также, что если автора нет в живых, <то ни переводчик, ни редактор не имеют никакого права на купюры и прочие вольности>(*2). В 1955 г. установлены специальные правила, направ- ленные на охрану творческого замыта и целостности произведений умерших авторов при издании этих про- изведений (*3). Иногда при переиздании произведения умершего ав- тора возникает необходимость в обновлении произведе- ния новыми данными, в отражении в нем новых достиже- ний науки и т. д. Чаще всего это имеет место в отношении (**1) <О партийной и советской печати>. Сб. документов. М., Изд-во <Правда>. 1954, СТР.627- 628. (**2) <Литературная газета> от 21 декабря 1954 г. (**3) Издательства, выпускающие литературное наследие классиков науки и художественной литературы, должны прежде всего устано- вить подлинный авторский текст предполагаемого к изданию труда, что должно делаться в строгом соответствии с современными требо- ваниями текстологии и литературоведения. Как правило, подлинным авторским текстом должен считаться текст последнего прижизнен- ного издания: последним прижизненным изданием следует, однако, считать не всякое издание, вышедшее последним при жизни автора, а лишь то, в подготовке которого сам автор принимал участие или которое было издано с ведома и одобрения автора. Все случаи от- ступления от текста прижизненного издания и основания, по кото- рым они сделаны, фиксируются в особой справке к каждому отдель- ному произведению и утверждаются текстологической комиссией, состоящей из специалистов, принимавших участие в подготовке данного издания, и редактора издательства. Если при установлении подлинного авторского текста возникнут сложные или спорные во- просы, к решению таких вопросов должны привлекаться соответст- вующие научно-исследовательские институты Академии наук или специально для этого созданная текстологическая комиссия. При ра- боте над посмертным изданием современного автора применяются такие же текстологические принципы подготовки издания, как и при издании произведений классиков. Состав и принципы издания произведений художественной литературы согласуются с правлением Союза писателей СССР или Союза писателей союзной республики. Принципы издания произведений науки и искусства разрабатыва- ются издательством совместно с соответствующими научными уч- реждениями (см. Инструкцию Главиздата Министерства культуры СССР о подготовке рукописи к изданию, раздел VI). -231- учебников. Нет оснований препятствовать наследнику, ес- ли он является лицом в данной области компетентным, произвести необходимую доработку произведения. Но все же такая доработка должна производиться под наблюде- нием и контролем соответствующего научно-исследова- тельского учреждения или высшего учебного заведения, и в предисловии к книге, а по возможности и в самом тек- сте. должны быть сделаны необходимые указания о про- деланной наследником автора работе. Если проведенная наследником работа будет носить творческий характер, наследник может быть признан соавтором. В случае пе- реиздания произведения часть гонорара поступит к нему. как к наследнику автора, а часть - как к соавтору (*1). Если же его работа будет носить чисто технический характер (например замена устаревших цифровых данных более новыми), то отношения соавторства не возникнут. В по- следнем случае наследник будет иметь только право на гонорар, причитавшийся умершему автору за переизда- ние (или при наличии нескольких наследников - на часть гонорара); осуществленная же им работа может быть оплачена издательством в порядке особого согла- шения (на тех же началах, как если бы она была выпол- нена посторонним лицом). Переходит ли к наследникам автора право на выпуск произведения в свет (на опубликование произведения), право всеми дозволенными законом способами воспроиз- водить и распространять произведение и право на получе- ние вознаграждения за использование произведения, соз- данного умершим автором? Некоторые юристы считают, что, поскольку <личные права> автора по наследству пере- ходить не могут, у наследников после смерти автора возни- кают самостоятельные личные правомочия, в том числе и по распоряжению опубликованием произведения (*2), иначе говоря, что право наследников на выпуск произведения в свет является для наследников первоначальным, а не производным авторским правомочием. Нам кажется, что (**1) При наличии нескольких наследников признание одного из них соавтором может иметь для него существенное значение при распре- делении гонорара. (**2) См. И. А. Грингольц. Права автора сценического произве- дения в СССР. Канд. диссерт. М" 1953, стр. 186; М. В. Гордон. Советское авторское право, М" Госюриздат, 1955, стр. 124. -232- этот взгляд не находит опоры в действующем законода- тельстве. Если, как мы видели из содержания статьи 28 закона об авторском праве РСФСР, правомочия наследников автора давать согласие на внесение изменений в произ- ведение, в его заглавие и в обозначение на нем имени ав- тора действительно являются самостоятельными правомо- чиями наследников, не переходящими к ним в порядке наследственного преемства, то в отношении права на вы- пуск произведения в свет, а также правомочий авторов на воспроизведение и распространение произведения и на по- лучение вознаграждения за его использование такого вы- вода сделать нельзя. Поэтому в отношении этих правомо- чий автора, а также и других правомочий, являющихся их конкретизацией (право на издание, право на публичную постановку и исполнение и т. д.), следует руководство- ваться нормой статьи 15 <Основ>, т. е. считать, что они переходят по наследству. Ограничены ли чем-нибудь наследники автора в от- ношении опубликования его произведения? Требуется ли, чтобы автор при жизни сам выразил свое желание о выпуске неопубликованного им произведения в свет по- сле своей смерти? (*1). Мы думаем, что нет оснований огра- ничивать наследников в праве выпустить в свет неопубли- кованное произведение умершего автора, если только с его стороны не было прямого на то запрещения. Если ав- тор выразил совершенно определенно свою волю о запре- щении опубликования после смерти произведения, нельзя не считаться с этой волей (*2). Только в особо исключитель- (**1) Такой взгляд разделял Гоголь. <Не один раз,-пишет С. Т. Ак- саков. - слышал я от Гоголя, как возмущалась душа его, когда после смерти какого-нибудь замечательного писателя предавали тиснению все оставленное им ненапечатанным, тогда как не было прямых ука- заний, что автор хотел напечатать, но не успел> (Из бумаг С. Г. Ше- вырева. Письмо С. Т. Аксакова. <Русский архив>, М., 1878, кн. 5, стр. 54). (**2) Советской общественностью недавно отмечалось столетие со дня рождения писателя-демократа В. М. Гаршина. Представляет интерес судебный спор, происшедший до революции между его на- следниками в связи с посмертным изданием его произведений. На- следниками авторских прав В. М. Гаршина были признаны его вдо- ва и два брата покойного-Георгий и Евгений. Вскоре после смер- ти Гаршина наследники заключили договор с книгопродавцем Пана- фидиным о посмертном издании сочинений писателя, причем вдова Гаршина выговорила себе право распоряжаться материалами для этого издания, устанавливать, какие именно работы должны войти в состав III тома сочинений В. М. Гаршина. Несмотря на это, Е. Гаршин дал Панафидину разрешение печатать издание без согла- сия вдовы писателя в количестве 3000 экземпляров. По заявлению вдовы В. М. Гаршина уже отпечатанная книга была задержана. Ока- залось, что в это издание не вошли портрет и биография В. Гар- шина, как желала вдова писателя, а в числе напечатанных работ имелись такие, о которых покойный прямо высказался в том смысле, что они не должны более появляться в печати. Вдова В. Гаршина просила суд воспретить выпуск в продажу III тома сочинений ее мужа в том виде. как он был отпечатан, и признать, что отпечатан- ные 3000 экземпляров должны быть уничтожены. Суд просьбу вдовы писателя удовлетворил (см. <Книжный вестник>, СПб., 1889, № 5, стр. 199-200). -233- ных случаях, когда этого может требовать общественный интерес, с разрешения соответствующего государственного органа (Академии наук СССР, Министерства культуры СССР) можно было бы допустить опубликование такого произведения (например имеющей исключительно важ- ное значение научной работы). Говоря о переходе к наследникам права на выпуск произведения в свет, права на воспроизведение и распро- странение произведения и права на получение авторского вознаграждения, мы имеем в виду прежде всего неопуб- ликованные произведения автора. В силу перехода этих прав автора к его наследникам последние вправе вступать в отношении этих произведений в договорные отношения с соответствующими социалистическими организациями, т. е. могут заключать издательские, постановочные и иные договоры, направленные на реализацию авторского права, принадлежащего умершему автору. Однако содержание этих договоров не всегда полностью совпадает с содер- жанием договоров, заключенных самим автором. Так, на- пример, при заключении издательского договора об изда- нии ранее не опубликованного произведения наследни- ки не могут быть обязаны по требованию издатель- ства сами производить необходимые исправления рукопи- си и держать корректуру. Не вправе они, как нам ка- жется, и требовать от издательства предоставления им корректуры для авторской правки (*1). Заключая постано- (**1) Авторская правка может быть вызвана необходимостью нс- правления рукописи в связи с появлением в период прохождения издания в производстве новых данных, которые должны быть отра- жены в книге, а также и в связи с недоработанностью рукописи (исправление недочетов смыслового и фактического содержания, ис- правление литературного стиля и т. д.) (см. и. 4 Временного поло- жения об авторской и издательской правке, утвержденного прика- зом ОГИЗа 29 января 1943 г. № 19; Л. М. Азов и С. А. Ша- цилло. Авторское право на литературные произведения. М., Гос- юриздат, 1953, стр. 76). Осуществление таких операций, по нашему мнению, не представляется возможным в качестве общего правила доверить наследникам автора. Это не исключает в отдельных слу- чаях возможности по желанию наследников предоставления им кор- ректуры для ознакомления; замеченные ими ошибки они, конечно, могут довести до сведения издательства, которое учтет их при изда- тельской правке рукописи. Авторская правка во всем объеме дол- жна быть предоставлена наследнику в том случае, если завещатель- ным распоряжением автор специально уполномочил на это наслед- ника; в таком случае будет иметь место <возложение>, предусмот- ренное ст. 423 ГК. -234- вочный или сценарный договор, они не могут быть обя- заны принять непосредственное участие в постановке пьесы, кинофильма. Что же касается опубликованных при жизни автора произведений, то при переиздании их наследниками долж- ны применяться общие правила, установленные для пе- реиздания типовым издательским договором (пп. 11, 12 и др.), с теми же изъятиями, которые были указаны вы- ше в отношении неопубликованных произведений. Оче- видно, наследники получают право и на соответствую- щий гонорар, Право на получение авторского гонорара переходит к наследникам автора и в отношении неизданных, но хотя бы однажды публично исполненных драматических, пан- томимных, хореографических и кинематографических про- изведений (ст. 8 <Основ>). К наследникам не могут перейти основные обязанности автора по заключенным им при жизни договорам литера- турного или художественного заказа. Наследник умершего автора не может быть обязан дописать роман или повесть, портрет и т. д. Поэтому такие договоры, по общему прави- лу, должны считаться утратившими силу. Что же касается аванса (25% гонорара), полученного автором при жизни, то, поскольку несдача произведения в срок произошла по обстоятельствам, от автора не зависевшим, аванс, являю- щийся гарантированным минимумом вознаграждения за труд, не должен подлежать возврату. Иначе должен ре- шаться этот вопрос, если автор не успел приступить к рабо- -235- те; в этом случае нет оснований к удержанию наследника- ми полученного автором аванса. Таким образом, как мы видим, не все принадлежавшие умершему автору правомочия переходят по наследству, а те, которые переходят, не всегда в том объеме, в каком они принадлежали умершему автору. Не может быть воз- ложено на наследников выполнение ряда обязанностей, которые мог бы выполнить только сам автор. Но если наследнику были известны творческие замыслы автора и по роду своих занятий он является способным завершить незаконченное произведение, например, когда сын уче- ного, сам специалист в той же или близкой области, бе- рется дописать научный труд, не завершенный его отцом, то вряд ли можно выставить против этого серьезные воз- ражения. В подобных случаях возможно возникновение отно- шений соавторства, не вытекающих, однако, из наслед- ственного преемства. Но завершение незаконченного при жизни автора произведения может быть, как нам кажет- ся, поручено соответствующей организацией (например Академией наук СССР) и постороннему лицу - не на- следнику; в отдельных случаях такое решение в обще- ственном интересе, быть может, явилось бы наиболее це- лесообразным. В отличие от <Основ авторского права> 1925 г., уста- навливавших, что после смерти наследника или каждого из наследников автора, если их было несколько, автор- ское право дальнейшему переходу по наследству не под- лежит, действующие <Основы авторского права> 1928 г. такого ограничения не содержат. Поэтому в пределах срока действия авторского права после смерти автора авторское право может перейти по наследству не только к непосредственным наследникам автора, но и к наслед- никам наследников и т. д. При этом надо иметь в виду, что при действии <Основ> 1925 г. круг наследников по закону был вообще уже, чем в настоящее время. Так, не признавались тогда наследниками усыновленные, роди- тели, братья и сестры, зато, правда, призывались одно- временно с детьми внуки и правнуки наследователя. По- скольку же <Основы> 1925 г. устанавливали, как прави- ло, двадцатипятилетний срок действия авторского права (а иногда и более короткий срок), исчисляемый со време- -236- ни выхода в свет произведения, авторское право могло перейти к наследникам только на время, оставшееся до истечения соответствующего срока. Таким образом могло получиться, что авторское право на данное произведение могло к наследникам и не перейти; в этом случае автор- ское право прекращалось. В настоящее время в соответствии со статьей 418 ГК Наследниками авторского права по закону могут быть де- ти (и другие прямые нисходящие - внуки, правнуки), усыновленные (и их нисходящие); переживший супруг; родители; братья и сестры умершего; нетрудоспособные лица, состоявшие на иждивении умершего не менее од- ного года до его смерти. Наследники призываются в по- рядке очередности: наследниками первой очереди явля- ются - дети, усыновленные, переживший супруг, нетру- доспособные родители, а также <иждивенцы>; к наслед- никам по закону второй очереди относятся трудоспособ- ные родители и к наследникам третьей очереди - братья и сестры умершего автора. Внуки и правнуки умершего, а также потомство лица, им усыновленного, призывают- ся к наследованию только по праву представления, т. е. лишь в тех случаях, когда их родители умерли до откры- тия наследства, получая ту долю, которая причиталась бы их умершим родителям, если бы они были живы в момент открытия наследства. Поскольку по действующему законодательству не исключается возможность перехода авторского права в пределах срока его действия к наследникам наследников, может получиться, что через некоторое время после смер- ти автора распоряжение авторским правом перейдет к лицам, весьма далеким умершему автору. Так, например, после смерти сына умершего автора авторское право сможет перейти не только к его детям (внукам автора), но и к жене сына и к другим его наследникам - усынов- ленным, братьям и сестрам и т. д. Да и при наследова- нии по закону непосредственных наследников автора мо- жет получиться, что авторское право окажется в руках его отдаленных родственников и даже не родственников, поскольку в число <иждивенцев> могут войти не только родственники умершего, не включенные в число по зако- ну (например двоюродные и даже троюродные братья и сестры и т. д.), но даже и не родственники; авторское -237- право может при наличии других наследников в извест- ной доле, а при отсутствии других наследников и пол- ностью перейти к <иждивенцам> умершего автора, хотя бы они были лицами, посторонними умершему автору. При этом следует иметь в виду, что <иждивенцы> как наследники первой очереди отстраняют от наследования трудоспособных родителей, братьев, сестер умершего (*1). Вряд ли можно признать такое положение вещей со- ответствующим интересам общества. При пересмотре за- конодательства об авторском праве следовало бы, со- хранив существующий срок действия авторского права после смерти автора (15 лет), ограничить круг лиц, к ко- торым при наследовании по закону может перейти автор- ское право, пережившим супругом, детьми, усынов- ленными и родителями умершего автора, без дальней- шего перехода авторского права к их собственным наследникам. Внуки и правнуки умершего автора и по- томки лица усыновленного могут быть призваны к на- следованию по праву представления (*2). Имеются некоторые особенности и при наследовании авторского права по завещанию. (**1) В русском дореволюционном праве наследование не ограничи- валось какими-либо степенями родства. Поэтому при отсутствии бли- жайших родственников наследство могло перейти к весьма отда- ленным родственникам. Так и произошло с наследством Лермонтова. После смерти Лермонтова авторские права на его сочинения перешли по наследству к одной его отдаленной родственнице, которая <прода- ла> свои нрава московскому купцу Глазунову. Когда в журнале <Се- верный вестник> был напечатан ряд стихотворений Лермонтова, Глазунов привлек к уголовной ответственности за контрафакцию ре- дактора и издателя журнала (см. <Книжный вестник>, 1889, кн. V, стр. 199). (**2) Законодательство об авторском праве стран народной демокра- тии в вопросе о сроке действия авторского права после смерти автора значительно расходится между собой. По албанскому закону, после смерти автора авторское право переходит к его супругу пожизненно или до вступления в новый брак и к детям автора до достижения ими 25 лет, а в случае их нетрудоспособности- на весь срок такой нетрудоспособности; при отсутствии супруга и детей авторское право переходит пожизненно к родителям автора или его племянникам, если они находились на его иждивении, до достижения ими 25 лет, либо к деду или бабке (ст. 9). По болгарскому закону, после смерти авто- ра авторское право переходит к его наследникам-к супругу пожиз- ненно, а к детям-до наступления совершеннолетия; завещательное распоряжение автора в пользу других лиц имеет силу на срок не свыше 10 лет (ст. 18); по румынскому закону об авторском праве на произведения, предназначенные для печати, имущественные пра- вомочия авторского права переходят по наследству на 15 лет со дня смерти автора к детям, пережившему супругу, родителям, а также к нетрудоспособным лицам, которые были на иждивении автора не меньше года до его смерти, причем несовершеннолетние наследники сохраняют имущественные правомочия и после истечения 15-летнего срока, если к тому времени они не достигнут 18 лет и не окончат образования (ст. 10). По польскому закону, как правило, имущест- венные авторские права прекращаются по истечении 20 лет со дня смерти автора, а если произведение было издано анонимно или под псевдонимом-то со дня опубликования произведения (ст. 26). Чехословацкий закон устанавливает, что имущественные права ав- тора переходят к наследникам (ч. 1,  25): поскольку же имущест- венные права автора перешли к наследникам, охранительный срок устанавливается в 50 лет со дня смерти автора; в отношении произ- ведения соавторов охранительный срок устанавливается в 50 лет со дня смерти того из них, который пережил остальных ( 65). В объяс- нительной записке к чехословацкому закону об авторском праве дается подробное разъяснение мотивов, которыми руководствовался законодатель, устанавливая 50-летний срок охраны авторских прав после смерти автора (см. <Бюллетень чехословацкого права>, 1954, № 1, стр. 54-56). По югославскому закону об авторском праве, после смерти автора авторское право сохраняют его жена до своей смерти или выхода замуж и дети автора до достижения ими 25-лет- него возраста, а в случае нетрудоспособности-до тех пор, пока нетрудоспособность продолжается. Если авторское право не пере- холит ни к жене, ни к детям, то им пользуются пожизненно роди- тели автора или его внуки до достижения ими 25-летнего возраста, если они были на иждивении автора, или пожизненно его дед и баб- ка (ст. 9). В большинстве капиталистических стран срок действия авторского права после смерти автора установлен в 50 лет. -238- Согласно статье 422 ГК, каждый гражданин может по завещанию оставить все свое имущество или часть его одному или нескольким лицам из числа упомянутых в статье 418, а также государственным органам и общест- венным организациям. Однако завещатель не может ли- шить своих несовершеннолетних детей и других нетрудо- способных наследников доли, которая причиталась бы им при наследовании по закону. При отсутствии лиц, указан- ных в статье 418, имущество может быть завещано лю- бому лицу. Что же может завещать автор? Очевидно, он может завещать только те права, которые переходят к наслед- никам по закону. Те же права автора, которые к наслед- никам по закону не переходят, не могут быть и завещаны. Поэтому, если бы даже в завещании было указано, что автор завещает принадлежащие ему авторские права в 239 целом, это следует понимать в том смысле, что завещает- ся авторское право только в том объеме правомочий, ко- торый может переходить по наследству. Поэтому, в част- ности, не будет включено в переходящее по наследству авторское право - право на авторство. В практике встречаются завещания, в которых речь идет только о распределении гонорара между наследни- ками за издаваемые произведения: <завещаю моей жене и дочери в равных долях гонорар за переиздание моих книг>. Но встречаются и такие завещания, в которых де- лается завещательное распоряжение о всех принадлежа- щих автору авторских правах, включая и право на автор- ский гонорар: <авторские права и причитающийся мне гонорар за издание и исполнение моих произведений заве- щаю моей жене С. И. в размере 50%, сыну Н. К. - в разме- ре 20% и трем внукам А., Б. и В. каждому по 10%>. Для завещаний авторского права является характер- ным наличие завещательных распоряжений, преследую- щих достижение общеполезных целей. На наследников возлагается обязанность привести в порядок архив заве- щателя и, если возможно, опубликовать те из рукописей, которые были подготовлены завещателем, по не были опубликованы при его жизни, отредактировать еще не от- редактированные автором рукописи, держать корректуру при печатании произведения; предоставить всем желаю- щим возможность осматривать собранную им коллекцию картин и гравюр и т. д. В. А. Кабатовым был высказан взгляд, что, хотя по статье 423 ГК исполнение таких действий может быть возложено только на лиц, указанных в статье 418 ГК, т. е. на законных наследников, в данном случае нет смысла ограничивать этот круг только законными, на- следниками. Ведь законные наследники нередко могут оказаться неспособными в выполнении такого возложе- ния. Поэтому вполне допустимо, чтобы лицо, на которое возложено исполнение подобных действий, не было не только законным наследником, но и вообще наследником в смысле части 3 статьи 422 ГК. Другими словами, автор не должен быть связан никакими формальными требова- ниями при выборе такого лица и может руководствовать- ся лишь соображениями, насколько то или иное лицо хо- рошо знает и понимает его творчество и наиболее близко -240- ему по художественным вкусам (*1). В. А. Кабатов, таким образом, считает, что при выборе лица, которому автор поручает приведение в надлежащий вид творческого его наследия и доведение этого наследия до сведения обще- ства, автор может не считаться с правилами закона о на- значении завещательного наследника. С этим взглядом можно согласиться, но только de lege ferenda. По дей- ствующему же законодательству завещатель может воз- ложить выполнение действий, направленных на осущест- вление общеполезной цели, либо на законных наследни- ков, получающих по завещанию наследственное имуще- ство, либо на государственный орган или общественную организацию, которым им было завещано принадлежав- шее ему имущество (ст. 423 ГК). Поскольку, как указывалось выше, действующее за- конодательство об авторском праве допускает переход по наследству авторского права не только к непосред- ственным наследникам автора, но и к наследникам его наследников, на практике встречаются завещания в от- ношении уже перешедшего ранее по наследству автор- ского права. Завещатель, делая распоряжение о принад- лежащем ему имуществе, одновременно завещает и ав- торские права на те или иные произведения, перешедшие к завещателю по наследству. При наследовании авторского права применяются об- щие правила статьи 422 ГК об обязательной наследствен- ной доле. Поэтому, если на момент смерти завещателя окажется, что существуют лица, имеющие согласно части 2 статьи 422 ГК право на обязательную наследственную долю, то при выдаче свидетельства о праве наследования нотариальный орган должен учесть права этих лиц, при- знав их наследниками в соответствующей доле гонорара, причитающегося от реализации авторского права. По соображениям, изложенным ранее в отношении наследников по закону, мы высказались бы при пере- смотре действующего законодательства за предоставле- ние возможности завещания авторского права только са- мому автору (следовательно, только один раз). При этом автору должна быть предоставлена свобода назначения (**1) В. А. Кабатов. Советское авторское право на произведения изобразительного искусства. Канд. диссерт. М., 1954, стр. 50. -241- завещательным наследником любого лица с тем. однако, чтобы его несовершеннолетним детям и другим нетрудо- способным наследникам во всяком случае было гаранти- ровано право на получение той доли, которая причита- лась бы им, если бы они призывались к наследованию по закону. Статья 422 ГК предоставляет гражданину право заве- щать свое имущество государственным органам и обще- ственным организациям. Может он завещать имущество и непосредственно государству (*1). Такие права принадле- жат и автору литературного, научного или художественно- го произведения. Но поскольку срок действия авторского права после смерти автора, как правило, ограничивается 15-ю годами, то, очевидно, и завещательные распоряже- ния в отношении авторского права не должны превышать указанного срока. По общему правилу, наследство делится между при- зываемыми к наследованию наследниками по закону на равные доли (ст. 420 ГК). В соответствии с этим каж- дый из призываемых к наследованию наследников автора получает равную долю как в доходах от использования авторского права, так и в материальных предметах, в ко- торых нашел свое воплощение творческий труд автора (рукописи, картины, эскизы, скульптуры и т. д.). При наследовании по завещанию доля наследника опреде- ляется автором (завещателем). Но как при наследовании по закону, так и при насле- довании по завещанию, если после смерти автора остает- ся его переживший супруг, то в соответствии со стать- ей 10 Кодекса законов о браке, семье и опеке РСФСР (и с соответствующими статьями кодексов законов о бра- ке, семье и опеке других союзных республик) предвари- тельно должна быть выделена его доля в общем имуще- стве, нажитом во время брака. Как же следует применять норму статьи 10 Кодекса законов о браке, семье и опеке РСФСР к наследованию супругом авторского права? В связи с этим следует прежде всего отметить, что конкретно вопрос идет об авторском гонораре, а не о са- мом авторском праве, которое при жизни автора при (**1) В. И. Серебровский. Очерки советского наследственного права. М., Изд-во АН СССР, 1953, стр. 101. -242- всяких условиях принадлежит только автору (соавтору) произведения, а после его смерти не подлежит ни выделу, ни разделу. В какой момент авторский гонорар включается в со- став общего имущества (совместной собственности) су- пругов, этот вопрос в пауке советского семейного права является спорным. По одному взгляду, в состав общего имущества должно включаться авторское вознагражде- ние, причитающееся за произведения, созданные во время брака; поэтому, хотя бы гонорар был получен и после прекращения брака, поскольку произведение было созда- но во время брака, гонорар подлежит включению в со- став общего имущества супругов. По другому взгляду, в состав общего имущества супругов должны включаться доходы автора не только в тех случаях, когда произведе- ния созданы во время брака, но и в тех случаях, когда доходы по ним получены или причитаются автору-супру- гу в период брака, независимо от времени создания этих произведений. Наконец, по третьему взгляду, в общую (совместную) собственность включается только то возна- граждение, которое было фактически получено автором во время брака. Сторонники последнего взгляда утвер- ждают, что нет оснований признавать за супругом право на часть гонорара, полученного уже после прекращения брака только потому, что процесс творчества совпал во времени с существованием брака; равным образом нель- зя учитывать в составе общего имущества то вознаграж- дение, которое причиталось к получению во время брака, ибо правильно признавать общность только в отношении фактически приобретенного имущества, но нс в отноше- нии обязательственных требований, принадлежащих од- ному из супругов, в том числе и требований о выплате авторского гонорара; это означает, в частности, что в случае смерти автора не полученное им при жизни воз- награждение должно быть включено в общую массу в полном объеме без предварительного выделений доли пе- режившего супруга (*1). Нам представляется правильной последняя точка зре- ния. Имущество становится общей (совместной) соб- (**1) См. М. Рейхель. Общеимущественные отношения супругов в советском праве (<Советское государство и право>, 1940, №8-9, стр. 118), В. И. Бошко. Очерки советского семейного права. Киев, Госполитиздат УССР, 1952, стр. 154; Н. В. Рабинович. Личные и имущественные отношения в советской семье. Л., Изд-во Ленингр. гос. ун-та. 1952, стр. 45-46. -243- ственностью супругов с того момента, когда один из суп- ругов приобрел на него право собственности (*1). Так об- стоит дело в отношении заработной платы, предметов до- машней обстановки и обихода и т. д. Так же должен ре- шаться вопрос и в отношении авторского гонорара, являющегося одной из форм вознаграждения за труд. Этот вопрос не может решаться в зависимости от того, когда было создано произведение (до брака или во вре- мя брака). Решающим обстоятельством для отнесения авторского вознаграждения к общему имуществу супру- гов является получение этого вознаграждения во время брака (*2). Роман мог быть написан до брака, но издан во время брака; полученный автором в этот период времени гонорар должен считаться общим имуществом супругов. Но если роман был написан во время существования бра- ка, гонорар же за его издание был выплачен после пре- кращения брака (в силу развода или смерти супруга- автора), то гонорар не должен входить в состав общего имущества супругов. Поэтому не полученный при жизни автора гонорар, независимо от того, когда было создано произведение (до брака или во время брака), должен включаться в общую наследственную массу и подлежать разделу между наследниками без предварительного вы- деления доли пережившего супруга в этом гонораре. Нельзя рассматривать общим имуществом супругов и те материальные предметы, в которых нашли свое вопло- щение творческие идеи и замыслы автора. Произведе- ние - не вещь, хотя и может, как уже выше упомина- лось, найти свое выражение в виде вещи - предмета внешнего мира. Форма воплощения произведения вовне не имеет при этом значения; это может быть рукопись, нотная запись, картина, рисунок и т. д. Являясь вопло- щением творческой деятельности автора, созданное им произведение, как правило, предназначается автором к реализации в целях получения авторского вознагражде- (**l) См. Н. В. Рабинович. Личные и имущественные отноше- ния в советской семье. Л., Изд-во Ленингр. гос. ун-та, 1952, стр. 45. (**2) См. также М. В. Гордон. Советское авторское право. М., Госюриздат, 1955, стр. 60. -244- ния (путем издания, предоставления права публичного использования или иным способом). При жизни автора произведение, как продукт его труда, принадлежит толь- ко самому автору, а следовательно, ему принадлежат и те материальные предметы, в которых он воплотил свое произведение (*1). Поэтому правильно определением Судеб- ной коллегии по гражданским делам Верховного суда РСФСР от 13 марта 1954 г. по делу наследников худож- ника К-ва было признано, что картины, автором которых является умерший художник, представляют собой про- дукт его творческой деятельности, а не совместно приоб- ретенное имущество, и потому это имущество целиком входит в наследственную массу и исключение народным судом части этого имущества в порядке статьи 10 Кодек- са законов о браке, семье и опеке является неправильным. Аналогичное определение было вынесено Судебной колле- гией по гражданским делам Верховного суда РСФСР от 3 апреля 1954 г. по делу наследников художника К-на. Истица К-на просила суд признать за ней право на 1/2 паенакопления и на половину сумм, причитающихся ее умершему мужу за работы, выполненные им для Все- союзной сельскохозяйственной выставки, а также сумм, полученных от реализации шести картин - работ ее му- жа, считая, что эта половина не может войти в наслед- ственную массу и ответчик, сын умершего от первого бра- ка, не может на нее претендовать. Судебная коллегия признала, что Московский городской суд правильно отка- зал истице К-ной в части признания за ней 1/2 сумм, причи- тавшихся ее умершему мужу, заработанных им на Все- союзной сельскохозяйственной выставке, и 1/2 стоимости шести картин, так как вознаграждение по трудовому со- глашению и суммы, причитающиеся от продажи шести портретов, явившихся результатом личного творчества ху- дожника К-на, являются его личным имуществом, вхо- дят в наследственную массу и не подлежат разделу в по- рядке статьи 10 Кодекса законов о браке, семье и опеке. Однако в судебной практике встречаются и иные ре- шения этого вопроса. Иногда суды руководствуются при (**1) В соответствии с этим только сам автор вправе распорядиться своим произведением, не нуждаясь в согласии супруга (например при заключении издательского договора, при продаже картины и т. д.). -245- выделении пережившему супругу доли в авторском гоно- раре соображениями о времени создания произведения, включая в состав общего имущества и еще не получен- ный при жизни автора гонорар за созданное во время брака произведение, а также и созданные автором во время брака картины, скульптуры и т. д. То или иное решение вопроса имеет различные прак- тические последствия, так как от включения или невклю- чения неполученного при жизни автора гонорара и упо- мянутых выше предметом зависит размер долей наслед- ников, среди которых могут оказаться и несовершенно- летние дети (иногда и от другого брака) и другие нетру- доспособные наследники. Ввиду крайней спорности этого вопроса, нередко воз- никающего на практике, было бы весьма желательно, чтобы компетентным органом было дано соответствую- щее разъяснение. Не могут признаваться общим имуществом супругов и премии, присужденные автору за его работы посмертно. На основании статьи 421 ГК наследники по закону, проживавшие совместно с наследодателем, получают иму- щество, относящееся к обычной домашней обстановке и обиходу (за исключением предметов роскоши), сверх доли из имущества умершего, причитающейся им согласно статье 420. Куда же относятся созданные художником произведения искусства? Вряд ли нужно особо доказы- вать, что созданные умершим художником картины, скульптуры и т. п. не могут быть признаны ни предметами обычной домашней обстановки, ни предметами роскоши, Являясь воплощением творческой деятельности художни- ка, они, как выше уже указывалось, обычно предназнача- ются автором к реализации в целях получения авторского вознаграждения. Даже автопортреты, портреты жены, детей и других близких членов семьи художника обычно реализуются художником теми же способами и в тех же формах, как и его другие произведения. Нередки случаи, когда созданное художником произведение не сразу может быть реализовано и довольно длительное время сохра- няется в его мастерской. Но от этого оно не делается все же предметом домашнего обихода. Поэтому, как правило, произведения умершего автора, нашедшие свое внешнее воплощение в виде картины, статуи и т. п., должны вклю- -246- чаться в общую наследственную массу, а не поступать к наследникам, совместно проживавшим с умершим, в по- рядке статьи 421 ГК. Но, разумеется, заинтересованные лица не могут быть лишены права доказывать в судебном порядке, что та или иная картина, рисунок и т. п. лично им принадлежит (например подарена автором). Так как по действующему законодательству авторское право может переходить по наследству не только к непо- средственным наследникам умершего автора, но и к на- следникам его наследников, может получиться, что до истечения срока действия авторского права у кого-либо из умерших наследников автора своих наследников может не оказаться или все они откажутся от наследства. Возни- кает вопрос, какова же судьба той доли в авторском пра- ве, которая принадлежала этому наследнику? На этот вопрос прямой ответ дается ГК Азербайджанской ССР. Согласно части 3 статьи 474 указанного кодекса, доли умерших лип, унаследовавших совместно авторское право, не считаются выморочными и приращиваются на время, оставшееся до истечения установленных законом сроков, к долям остальных оставшихся в живых наследников. Таким образом ГК Азербайджанской ССР исходит из принципа <приращения> наследственной доли в авторском праве умершего наследника к наследственным долям дру- гих наследников. В законодательстве других союзных республик такого правила не содержится. При решении указанного вопроса нельзя применить часть 1 статьи 433 ГК, предусматриваю- щую возможность <приращения> наследственной доли только в случаях неявки наследника, его отказа от наслед- ства или лишения завещателем права наследования, но не в случае смерти наследника, уже принявшего наследство. Поскольку, таким образом, <приращение> наследственной доли наследника автора к наследственным долям других наследников исключается, а в силу своей неделимости авторское право не может в какой-то части продолжать свое существование, а в другой - прекратиться, следовало бы признать, что в случае смерти лица, унаследовавшего авторское право и не оставившего после себя наследни- ков, распоряжение авторским правом в целом могут осу- шествлять оставшиеся в живых наследники, причитающий- ся же на долю указанного лица гонорар должен поступать -247- в доход государству. Такое решение, как нам кажется, ни в чем не затрагивает интересы оставшихся в живых наследников автора и в то же время обеспечивает общест- венные интересы. Некоторые вопросы возникают при наследовании про- изведении, созданных совместно несколькими авторами. Закон специально не регулирует этот вопрос. Но, исходя из совокупного смысла статей 5 и 15 <Основ> и из того факта, что авторское право является неделимым, следует прийти к выводу, что авторское право на такое произведе- ние прекращается по истечении 15 лет с 1 января года смерти последнего соавтора (за исключением случаев, когда авторское право переходит к наследникам на не истекший ко дню смерти соавтора остаток установленного законом более короткого срока, например на кинематогра- фический сценарий). До истечения же этого срока при- надлежащее умершему соавтору авторское право может переходить к наследникам соавтора, будь то наследники по закону или завещанию, в том порядке, который был указан выше в отношении наследников автора, являюще- гося единственным создателем произведения. Однако переход к наследникам соавтора принадлежавшего ему авторского права в коллективном произведении не озна- чает, что наследник соавтора сам делается соавтором. Со- авторство предполагает совместную творческую деятель- ность двух или более лиц по созданию произведения науки, литературы или искусства. Наследник же соавтора творческого участия в создании произведения не прини- мал, а потому и не может быть признан соавтором. На- следник соавтора пользуется предоставленными ему зако- ном правами на выпуск произведения в свет, воспроиз- ведение и распространение произведения, извлечение из его реализации соответствующего вознаграждения и др., но ему не принадлежит, например, право самому произ- водить изменения в произведении. Принадлежащие ему права он может осуществлять по общему согласию с оставшимися в живых соавторами. В случаях недости- жения согласия спор подлежит разрешению суда. Другой вопрос, возникающий при наследовании про- изведения, созданного несколькими авторами, заключает- ся в том, какова судьба такого произведения в случае смерти до истечения срока действия авторского права -248- кого-либо из соавторов, не оставившего наследников. Законодательство об авторском праве СССР и союзных республик этого вопроса не регулирует. Существует взгляд, по которому в данном случае следовало бы автор- ское право на произведение полностью признать за остав- шимися в живых соавторами(*1). Однако вряд ли можно признать обоснованным, чтобы соавторы, доля участия которых в создании данного произведения является вполне определенной, почему-то приобретали в связи со смертью соавтора более того, что им причитается в соответствии с затраченным ими трудом. На практике распоряжение произведением в случае смерти соавтора осуществляется оставшимися в живых соавторами. Причитающаяся же умершему соавтору, не оставившему наследников, доля гонорара за использование произведения обращается в до- ход государства. Такую практику следует считать отве- чающей интересам общества и ни в коей мере не ущем- ляющей интересы оставшихся в живых соавторов. Как уже указывалось, в силу своей неделимости автор- ское право после смерти автора не подлежит ни выделу, ни разделу. Распоряжение перешедшим по наследству авторским правом наследники должны осуществлять сов- местно (например при заключении договоров на издание или переиздание литературных произведений умершего автора, на постановку неизданного драматического произ- ведения и т. д.). В отдельных случаях (при наследовании по закону супруга, внуков, правнуков, при наследовании по завеща- нию) размер долей принявших наследство наследников может оказаться неодинаковым. Это обстоятельство может иметь значение для установления размера причитающего- ся наследнику гонорара за использование произведения умершего автора, но не для объема права распоряжения произведением; каждый из сонаследников обладает рав- ным правом в распоряжении авторским правом. Согласно статье 435 ГК, получение наследниками сви- детельства о праве наследования является только их пра- вом, но закон не обязывает наследников получать свиде- (**1) См. тезисы доклада Л. М. Азова <Правовые вопросы соав- торства>, прочитанного 29 декабря 1954 г. на заседании сектора гражданского права и гражданского процесса Института права AI NNN?. -249- тельство о праве наследования. На практике же для наследников авторского права, если они хотят реализовать перешедшее к ним по наследству авторское право, полу- чение свидетельства о праве наследования является необ- ходимым. Не получив свидетельства о праве наследования, наследники не смогут получить причитавшийся умершему автору гонорар, заключать издательские и другие догово- ры об использовании перешедшего к ним авторского права и т. д.(*1). Ранее мы уже отмечали, что в целях обеспечения инте- ресов наследников законом установлен определенный срок, в течение которого наследники могут пользоваться пере- шедшим к ним по наследству авторским нравом. Но если этот срок истек или у умершего автора отсутствуют на- следники по закону или завещанию, то нет уже оснований к каким бы то ни было ограничениям общества в возмож- ности использования произведения. В таких случаях авторское право не делается выморочным (ч. 2 ст. 433 ГК), а прекращается (ст. 15 <Основ>, ст. 12 закона об автор- ском праве РСФСР (*2)). Понятие выморочности вообще не применимо к авторскому праву. Выморочное имуще- ство переходит в собственность государства, авторское же право при наличии указанных выше условий делается общественным достоянием. Это означает, что произведения умершего автора могут воспроизводиться, издаваться, распространяться и исполняться всеми лицами, без огра- ничений, вытекающих из законодательства об авторском праве (ср. ст. 14 закона об авторском праве РСФСР). Поэтому при издании или публичном исполнении таких произведений не должен начисляться авторский гонорар, не требуется чьего-либо согласия на переделку повествова- (**1) Всемерно обеспечивая интересы наследников автора. закон ус- танавливает для них значительную льготу: при получении свидетель- ства о праве наследования при отсутствии другого перехолящего в порядке наследования имущества государственная пошлина взимает- ся в размере 10 руб. за свидетельство, независимо от сумм авторско- го гонорара, причитавшегося умершему автору (Инструкция Ми- нистерства финансов СССР от 14 марта 1947 г. № 160,  44. См. Сб. <Нотариат>. М" Госюриздат, 1950, стр. 103). (**2) К отсутствию наследников по закону или завещанию следует отнести не только те случаи, когда у умершего автора не окажется наследников, но и те случаи, когда все его наследники не явятся в установленный срок для принятия наследства, откажутся от его принятия или будут лишены завещателем права наследования. -250- тельного произведения в драматическое и наоборот (п. <б> ст. 9 <Основ>) и др. (*1). Однако прекращение авторского права не означает, что авторство и неприкосновенность произведения умер- шего автора останутся без защиты. В случае прекращения авторского права охрана авторства и неприкосновенности произведения умершего автора возлагаются на государст- венные органы: на основании статьи 29 закона об автор- ском праве РСФСР внесение в произведение изменений, предусмотренных статьей 28 того же закона, допускается только с согласия Наркомпроса РСФСР или подлежащей автономной республики (теперь соответственно Министер- ства культуры, Министерства высшего образования, Ми- нистерства просвещения). Этот порядок должен быть. сохранен и при пересмотре законодательства об автор- ском праве (*2). (**1) Из общего правила о признании общественным достоянием произведения, в отношении которого истек срок действия авторского права, законом сделано изъятие в отношении произведений, объяв- ленных на основании особых постановлений достоянием государства (см. выше, гл. III). (**2) Е. А. Флейшиц считает, что в случае прекращения авторского права за смертью автора, не оставившего наследников, изменения в имени автора осуществляются свободно (A. А. Флейшиц. Лич- ные права в гражданском праве Союза ССР и капиталистических стран. М., 1911, стр. 192), т. е. для этого не требуется чьего-либо раз- решения. Мы думаем все же, что и в случае прекращения действия авторского права за отсутствием наследников но закону или заве- щанию ни издательство, ни зрелищное предприятие не могут вносить изменения в обозначение имени автора, не получив соответствующе- го разрешения от Министерства культуры. Из текста ст. 29 закона об авторском праве РСФСР вовсе не следует, что эти правомочия должны применяться только к случаям прекращения действия автор- ского права в лице наследников. Они должны применяться в слу- чаях прекращения авторского права после смерти автора, не оста- вившего наследников. -251-
<< | >>
Источник: В. И. СЕРЕБРОВСКИЙ. ВОПРОСЫ СОВЕТСКОГО АВТОРСКОГО ПРАВА. 1956 {original}

Еще по теме Глава V АВТОРСКОЕ ПРАВО И НАСЛЕДОВАНИЕ:

  1. Глава 70. АВТОРСКОЕ ПРАВО
  2. Глава II ОБЪЕКТЫ АВТОРСКОГО ПРАВА
  3. Глава IV СОДЕРЖАНИЕ АВТОРСКОГО ПРАВА
  4. Глава 71. ПРАВА, СМЕЖНЫЕ С АВТОРСКИМИ § 1. Общие положения
  5. Глава III СУБЪЕКТЫ АВТОРСКОГО ПРАВА
  6. Глава 21. ПРАВО В СИСТЕМЕ СОЦИАЛЬНОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ. ПРАВО И ПРАВОСОЗНАНИЕ
  7. Глава I СУЩНОСТЬ И ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРИРОДА СОВЕТСКОГО АВТОРСКОГО ПРАВА
  8. § 5. Право личного пользовладения (узуфрукт), право приобретения чужой недвижимой вещи и право вещных выдач
  9. Лекция 3. Материальное и процессуальное право. Публичное и частное право. Внутригосударственное (национальное) и международное право
  10. 13. Публичное и частное право. Материальное и процессуальное право. Национальное и международное право.
  11. § 2. Наследование по завещанию
  12. § 3. Наследование по закону
  13. § 3. Наследование с иностранным элементом
  14. АВТОРСКИЕ ПРАВА
  15. § 108. Наследование универсальное и сингулярное/>
  16. § 1. Общие положения о наследовании
  17. § 7. Наследование отдельных видов имущества
- Право интеллектуальной собственности - Авторсое право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Гражданский процесс - Гражданское право - Жилищное право - Зарубежное право - Защита прав потребителей - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - Коммерческое право - Конституционное право России - Криминалистика - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право Европейского Союза - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Правоприменительная практика - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Теория права - Трудовое право‎ - Уголовное право России - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право - Экологическое право‎ - Экономические преступления - Юридическая этика - Юридические лица -