Задать вопрос юристу
 <<
>>

ПОЧЕМУ ЗАПАД?


Пожалуй, не найдется ни одного автора, который так или иначе касался бы в своих трудах проблем развития и при этом не пытался найти ответ на вопрос: почему именно Запад стал движущей силой развития земной цивилизации? He обходит его стороной, естественно, и Лал.
Он констатирует, что «интенсивный рост прометеевского типа остается европейским чудом» (Лал 2007: 89). Ho в то же время замечает, что «парадоксальным образом сами представления, породившие рост прометеевского типа, в конечном счете могли разрушить скрепы общества в этой цивилизации» (там же).
Лал рассматривает как материалистические, так и институциональные основания возвышения Запада. Первые истолковываются в терминах обеспеченности факторами производства и технологиями. В период господства Рима выделялись географические обстоятельства: различия в обеспеченности факторами производства территорий вокруг Средиземного моря сделали торговлю двигателем интенсивного роста смитовского типа. Нехватка рабочей силы в Средние века породила специфику европейского феодализма: неизвестное на Востоке взаимное признание квазиюридических прав и обязательств. Co временем перемены в сельском хозяйстве и начало промышленной революции ликвидировали эту нехватку, что привело к исчезновению крепостничества. Промышленная революция превратила традиционные органические аграрные экономики в промышленные, основанные на минеральном сырье, что сделало интенсивный рост прометеевского типа нормой для Запада (там же: 90-91).
Что касается институциональных основ возвышения Запада, то Лал выделяет четыре обстоятельства (там же: 92-93). Важность городов-государств в создании благоприятного климата для купцов и коммерции. Развитие коммерческого договорного права, позволявшего заменить сделки, основанные на доверительных связях, на сделки между независимыми сторонами[168]. Признание государством прав частной собственности. При этом, в отличие от Востока, укрепление абсолютизма сопровождалось не снижением экономической гарантированности собственности, а, напротив, ее укреплением, движением в сторону всеобщих прав на частную собственность. Постепенная трансформация «греческого духа любознательности» в повседневную практику науки.
Касательно последней, надо заметить, что Лал, говоря о том, что в ней заключен в чем-то и решающий фактор возвышения Запада, тем не менее выступает против концепции Джоэла Мокира, согласно которой различия в технической креативности являются конечным объяснением различий в богатствах народов (Mokyr 1990; Mokyr 2000). По Лалу, главное — не констатировать это очевидное различие, но найти его причину. Исключительная техническая креативность Запада видится ему как порождение его уникальной особенности — индивидуализма. Однако почему индивидуализм возник только на Западе? «Роль, которую в этом сыграло западное христианство, наиболее принципиальная, но ее удивительным образом не заметили экономические историки!» (Лал 2007: 242, примеч.).
И здесь есть все основания перейти непосредственно к рассмотрению Лалом представлений Запада, сформированных как результат двух папских революций. Индивидуализм Лал связывает с первой папской революцией, свершенной еще в VI в. папой Григорием I (Григорием Великим).
Она касалась семейных отношений[169].
Папские запреты VI в. увеличивали число бездетных, снижали количество наследников (в том числе наследников мужского пола), сужали семьи, мешали им сохранить собственность и способствовали отчуждению ее в пользу церкви. «Церковь стала непревзойденным участником гонки за наследством» (там же: 106). Этот вид церковной «погони за рентой» имел те самые непредвиденные последствия, которым и обязано заглавие книги.
Именно в то время были заложены основы западной нуклеарной семьи, ослаблена власть главы семейства над родственниками (и в первую очередь его право соединять их брачными узами). Церковь поощряла браки по любви, так как они вкупе с названными запретами повышали вероятность завещания ей нажитого имущества[170]. И в этом самостоятельном выборе партнера по браку Лал видит исток западной космологии в виде индивидуализма. «Поддерживая независимость молодежи в выборе брачных партнеров, в устроении их собственных домохозяйств и вступлении скорее в договорные, чем в эмоциональные отношения при заботе о стариках, эта система способствовала появлению индивидуализма» (там же: 110).
Выделение поколений в отдельные семьи позволяло старшему поколению лишать детей наследства (например, завещать имущество в пользу той же церкви), но при этом младшее поколение тоже могло подвергнуть санкциям старшее — лишить услуг по уходу. Эту функцию тогда церковь брала на себя. Возникали и примитивные государственные услуги по общественному призрению. Их появление относят еще к XII-XIII вв. Таким образом, если на Востоке функции социального страхования оставались (и во многом еще до сих пор остаются) внутрисемейными, то на Западе уже в Средневековье наблюдаются зачатки государства всеобщего благосостояния. И они, как бы это ни выглядело странно на первый взгляд, являются результатом индивидуализма.
В то же время, хотя именно жадность церкви разрушила евроазиатскую систему брака, державшую страсть под контролем, церковь же нашла и противоядие, разделив любовь и секс.
Всепроникающее христианское учение, направленное против секса, основанное на концепции первородного греха и порождаемой им неизбежной вины, было необходимым противоядием от «животных страстей», которые в противном случае высвобождал своекорыстный подрыв церковью традиционной евроазиатской системы брака. Ho поскольку смертные грехи включали не только похоть, вина, связанная с бытием в греховном Адаме, тоже была мощным средством поддержания социального контроля (там же: 115).
При этом Реформация только усилила влияние этой культуры вины (там же).
Итак, культура индивидуализма стала источником материального и научного триумфа Запада (правда, Лал нигде не конкретизирует, как индивидуализм, высвобожденный семейной революцией Григория I, связан с этим триумфом). И в то же время личное чувство вины и осознание собственной греховности с рождения поддерживало личную этику (воздержание от всех смертных грехов — не только похоти) из страха перед чистилищем. Они рассматриваются Лалом как социальные скрепы западного общества. Эти «скрепы» уникальны (в том смысле, что присущи только Западу) и держатся исключительно на вере в бога. Стоит ей серьезно ослабнуть, как «моральный кодекс» Запада рушится, поскольку Григорий I подорвал характерные до той поры и сохраняющиеся и поныне в Азии моральные нормы, основанные на чувстве стыда.
Для обогащения католической церкви последствия первой папской революции были самыми благоприятными. Лал отмечает, что, по оценкам демографов, примерно 40% семей оставались без прямых наследников по мужской линии, а имущество, которое нельзя было передать по наследству, как правило, завещали церкви (благодаря все тому же чувству вины, изначальной греховности земного существа). Ее собственность росла феноменально (Лал 2009: 230).
Таким образом, «индивидуализм возник как непреднамеренное последствие жажды наживы со стороны Римской католической церкви» (Лал 2007: 204). В результате он имеет чисто материальное происхождение[171]. В то же время «он был чистой исторической случайностью» (там же). «Индивидуализм, которому она (католическая церковь. —А.З.) непреднамеренно способствовала, является уникальным космологическим представлением Запада. Остальной мир был и остается коммуна- листским» (там же).
Стремительное обогащение церкви породило и охотников за церковным имуществом (как из числа светских правителей, так и алчных клириков). И тут на помощь пришла вторая папская революция, свершенная в 1075 г. Григорием VII. Он издал буллу, в которой, следуя идущей еще от «Града божия» св. Августина концепции, вознес церковную власть над светской. Церковь была поставлена выше государства. Поддерживала она свою власть через угрозу отлучения. «Для компенсации своей слабости в этом мире она использовала власть над загробным миром» (Лал 2007: 107).
В результате имущество церкви стало неприкасаемым, а глубокая вовлеченность ее в мирские дела потребовала создания всех правовых и институциональных атрибутов, которые до сих пор служат рыночной экономике. Co временем церковью была создана «вся важнейшая правовая инфраструктура современной коммерческо-промышленной экономики!» (там же: 103). Церковь-государство, преследуя свои выгоды, строилась как правовое государство. Постепенно ее установления заимствовали и светские государства. Экономисты-институционалисты сегодня сказали бы, что светские государства импортировали сформированные церковью институты[172].
В результате второй папской революции права собственности, рынок и торговля получили, можно сказать, божественное благословление. «Папская революция Григория VII разорвала путы, сковавшие базовый “инстинкт торговли”, а со временем изменила и традиционные евразийские материальные ориентиры, основанные на подозрительном отношении к рынку и торговцам» (там же: 230). Рынок со всеми необходимыми ему установлениями становился органической частью материальных представлений европейцев.
В итоге картину папских революций и их последствий можно наглядно представить следующим образом (рис. 7).
Папские революции и их последствия
Рис. 7. Папские революции и их последствия


Стремление к наживе Римской католической церкви (РКЦ) привело к «семейной революции» Григория I (первой папской революции). Преднамеренным последствием стал рост церковных богатств, непреднамеренным или побочным — индивидуализм в космологических представлениях европейцев. Церковные богатства стали предметом зависти и покушений. Ответом на них, как известно, была правовая революция Григория VII (вторая папская революция). Преднамеренным ее последствием стали гарантии сохранения церковной собственности, непреднамеренными — формирование благоприятных для развития рынков материальных представлений в обществе, распространение правового режима вширь (в мир, за пределы церкви) и в конечном счете экономический рост принципиально нового типа.
Правовые институты, учрежденные второй папской революцией, таким образом, и привели к тому, что Лал неоднократно называет «европейским чудом». С XI в. начинается история «Великого расхождения» западной и восточной цивилизаций: первая в конечном итоге породила промышленную революцию и интенсивный экономический рост прометеевского типа, вторая же оказалась на века в состоянии застоя, которое (применительно к Индии и Китаю) Лал определяет как «ловушку равновесия на достигнутом уровне» (там же: 29-30).
<< | >>
Источник: Заостровцев, А. П.. О развитии и отсталости: как экономисты объясняют историю.. 2014 {original}

Еще по теме ПОЧЕМУ ЗАПАД?:

  1. 5. От «почему» и «что» к «как», «кто» и «почему сейчас»?
  2. ИСТОРИЯ ЗАПАДА
  3. ФИНАНСОВЫЙ ЗАКАТ ЗАПАДА
  4. Вперёд на Запад
  5. 81. Диалог культур: Запад - Восток - Россия.
  6. Отправляемся на Запад, молодой человек?
  7. § 7. Контраст между историей России и запада.
  8. ИНДИВИДУАЛИЗМ, ЗАКАТ ЗАПАДА И ЛУЧ НАДЕЖДЫ
  9. Стратагема 29 Подняв шум на востоке, напасть на западе
  10. Структура собственности и общественный строй на Западе в конце XX века.
- Регулирование и развитие инновационной деятельности - Антикризисное управление - Аудит - Банковское дело - Бизнес-курс MBA - Биржевая торговля - Бухгалтерский и финансовый учет - Бухучет в отраслях экономики - Бюджетная система - Государственное регулирование экономики - Государственные и муниципальные финансы - Инновации - Институциональная экономика - Информационные системы в экономике - Исследования в экономике - История экономики - Коммерческая деятельность предприятия - Лизинг - Логистика - Макроэкономика - Международная экономика - Микроэкономика - Мировая экономика - Налоги - Оценка и оценочная деятельность - Планирование и контроль на предприятии - Прогнозирование социально-экономических процессов - Региональная экономика - Сетевая экономика - Статистика - Страхование - Транспортное право - Управление затратами - Управление финасами - Финансовый анализ - Финансовый менеджмент - Финансы и кредит - Экономика в отрасли - Экономика общественного сектора - Экономика отраслевых рынков - Экономика предприятия - Экономика природопользования - Экономика труда - Экономическая теория - Экономический анализ -