Задать вопрос юристу
 <<
>>

НОРМАНСКОЕ ЗАВОЕВАНИЕ

Одно время было принято считать, что победа Вильгельма Норм андского при Сенлаке в 1066 году является исходным моментом истории английского права. Это предположение так грубо расходится с фактами, что и реакция на него зашла слишком далеко; теперь существует тенденция считать, что нормандское завоевание представляет мало существенное обстоятельство в истории развития английского права.
Такое представление является еще более необоснованным, чем пр( дшествующее.

Нормандские авантюристы, военные и «клирики» (как называли тогда гражданские должностных лиц), появившиеся в! Англии в одиннадцатом веке, не были, конечно, миссионерами, преисполненными альтруистических намерений и жаждущими пожертвовать жизнью для блага новой родины. Они сами с презрением отвергли бы подобное предположение. Грабеж в той или иной форме был их открыто призванной целью,, но если они были грабителями, то разумными и систематически действующими, грабителями слишком рассудительными для того, чтобы пожертвовать верной и обеспеченной прибылью ради бессмысленной страсти к разрушению. Их должностные лица или чиновники проявили способность к порядку и методичность. Они любили документы и акты в той же степени, в какой англичане ненавидели их. Из их актов мы знаем об Англии до нормандского завоевания гораздо больше, чем могли бы узнать из современных источников. Многие из них были, конечно, продажны, но их собственная система делопроизводства помогала их уличать и привлекать к ответственности. Военные авантюристы отличались меньшими достоинствами. Они были высокомерны, жестоки, притесняли население. К счастью, над обеими группами стоял вождь совершенно исключительного политического дарования, который, несмотря на свою* молодость, предвидел опасности, вытекавшие из этого положения, и решил предотвратить их. Он, конечно, не мог отказать своим баронам В' признании за ними права, оправдываемого моралью той эпохи, взимать большие поборы со страны, покоренной их оружием. Но он не хотел, чтобы они своими требованиями и насилием довели туземное крестьянство до возмущения или до отчаяния и тем уничтожили плоды его победы, или в итоге своих частных войн опустошили бы страну огнем и мечом.

Монарх, действующий под. влиянием первого побуждения и просто грубый, ограничился бы случайными вспышками гнева и тем держэш бы в покорности своих буйных соратников. Но Вильгельм и его преемники (а именно сын: его Генрих и правнук, носивший то же имя) сделали гораздо больше. Они сразу же ввели хорошо разработанную систему судов как центральных, так и местных (Суд королевской скамьи, Палата шахматной доски и разъездные суды) с целью утвердить королевские права в противовес правам королевских вассалов; в конечном итоге эти суды, хотя и после длительной борьбы, превратились в целые механизмы, предназначенные не только для рассмотрения «тяжеб короны», но и (что было не менее важно) для вынесения решений по «общим тяжбам» или по «тяжбам народа». Затем они тщательно восстанавливали и укрепляли старинные и несколько примитивные английские учреждения, т. е. суды сотен и гвафств и народное ополчение или местные оборонительные силы. Но с нашей точки зрения самым важным, может быть, было то обстоятельство, что Вильгельм не раз обещал, как устно, так и письменно, всем англичанам в цапом и влиятельным группам их.

например, гражданам Лондона в частности, даровать им «их праго». Это значило, как он чне раз объяснял, предоставление тех прав, которыми они пользовались «во время жизни Эдуарда! Исповедника и после его смерти». Скептики могут сказать, что эти обещания носили общий характер и были демагогией, так что в сущности не имели никакого значения. Но у нас нет оснований ггелать такое предположение. Неопределенность или безразличие к правам, закрепленным хартиями, не входило в число недостатков норманов. Опасность заключалась скорее в возможности тонкого искажения понятий для их приспособления к новым требованиям или в безжалостном вымогательстве выгодных условий, недостаточно понятых населением в тот момент, когда давались обещания.

Но весь ход истории английского права показывает, что Вильгельм действовал добросовестно, когда1 обещал пожаловать англичана1м их «собственное право». Он дал возможность крестьянину доказывать, с помощью приведенных к присяге соседей, даже в суде его лорда, что он, хотя и крепостной, но никоим образом не бесправный раб, а человек с правами» обеспеченными монархом, вассалом которого, является его лорд. Таким образом, после эг.охи суровой дисциплины, в течение которой древние права владения сельскими землями и участие в общих .повинностях превратились в1 крепостной труд и принуждение жить во владениях лорда, крестьяне, т. е. большая часть английского народа, разорвали свои *цепи и освободились от крепостной зависимости; они создали собственный язык и литературу, подлинно английскую, а не нор- мшю-французскую, создали Англию и именно Англию, а не провинцию Нормандии, и английское право, притом именно английское, а не нормандское или римское.

Правда, нормандское завоевание очень своеобразным путем укрепило английское право. Слабость прежнего порядка вещей заключалась, как уже указано, в том, что не существовало единого английского права для всей страны, «о было множество английских обычаев, меняющихся в зависимости от места. Такое положение дел было нетерпимо для привыкших к порядку и методических нормандских чиновников, аготорые установили сложную систему уже упомянутых нами королевских судов. Эта -система была в основном завершена к середине тринадцатого века; немедленно вслед за тем началось быстрое развитие процесса, очень важного для национального единства, но завершенного в других странах Западной Европы только столетия спустя, а именно создание «общего права» для всей слраны от Твида до Ламанша.

Ход этого важного процесса составляет одну из тайь истории английского права. Он был несомненно тесно связан с системой разъездных судов (eyres), т. е. с периодическими разъездами королевских судей по графствам, принявшим свою окончательную форму в царствование Генриха II. Эти разъ ?езды, преследуя первоначально не столько правовые, сколько финансовые цели, постепенно принимали все более и более «судебный» характер; установление в двенадцатом и тринадцатом веках системы присяжных, при которой приведенные к присяге соседи сообщали представителям короля об обстоятельствах конфликта и давали точные ответы («вердикты») на вопросы, поставленные теми же должностными лицами, дали королевским судьям исключительно удобную •возможность изучить местные обычаи. Эта система присяжных, которая никоим образом ее представляла туэз-много учреждения (как это обычно предполагается), а являлась чужеземным нововведением, была долгое время весьма нелюбима англичанами и применялась только королевскими судьями. Но так как к ней постоянно прибегали в разъездном суде, то она позволила судьям этих судов- знакомиться с исключительной полнотой со всем безграничным разно образием местных обычаев королевства. Судьи, несомненно, продолжали бы применять эти обычаи в соответствовавших им местностях, но такая практика! была, конечно, неприемлема для представителей центрального правительства, стремившегося к административному единообразию.

Таким образом, :глкимгто путем, который не может быть точно определен, королевские .судьи, встречавшиеся между своими разъездами ® Лондоне для рассмотрения дел BI центральных королевских судах (Суд королевской скамьи и Палата шахматной доски) и Вестминстере, .пришли к соглашению о необходимости слить различные местные обычаи в общее или единое право, которое могло бы применяться по всей стране. К -нормам этой правовой системы они прибегали при рассмотрении дел, которые слушались в судах Вестминстера; естественно, что они применяли те же предписания, когда действовали в качестве уполномоченных короля или разъездных судей. Таким путем создалось известное разделение труда между судьей и присяжными, которое до сего времени регулирует ход правосудия в Англии, именно судья решает вопросы права, а присяжные решают вопрос о фактах.

<< | >>
Источник: Дженкс Э.. Английское право. Источники права. Судоустройство. Судопроизводство. Уголовное право. Гражданское право: перевод с английского / Эдуард Дженкс; пер. с англ. Л. А. Лунц; предисл.: Исаев М.И., Лунц Л.А. - М.: Юрид. изд-во МЮ СССР. - 378 c.. 1947 {original}

Еще по теме НОРМАНСКОЕ ЗАВОЕВАНИЕ:

  1. Глава 3 ЗАВОЕВАНИЕ ДОВЕРИЯ
  2. ЗАВОЕВАНИЕ НА-ЕЬМКЕ.
  3. Глава 22 СПИСОК ДЕЙСТВИЙ ДЛЯ БЫСТРОГО ЗАВОЕВАНИЯ ДОВЕРИЯ
  4. ВЫСЛУШИВАНИЕ: ЗАВОЕВАНИЕ ПРАВА
  5. Завоевание воображения общества идеей «социальной справедливости»
  6. Подрывная» стратегия завоевания новых рынков: три примера
  7. РАЗРЫВ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИХ И ТОРГОВЫХ СВЯЗЕЙ РУСИ В РЕЗУЛЬТАТЕ МОНГОЛО-ТАТАРСКОГО ЗАВОЕВАНИЯ XIII В.
  8. ПОСЛЕДСТВИЯ МОНГОЛО-ТАТАРСКОГО НАШЕСТВИЯ НА РУСЬ
  9. 43. Государство и партии.
  10. 6.2. ПОСТАНОВКА ЗАДАЧ ЦЕНООБРАЗОВАНИЯ
  11. Предмет, объект и метод бухучёта
  12. 11. Теории происхождения государств: теологическая, патриархальная, насилия.
  13. 9.1. Политика ценообразования
- Право интеллектуальной собственности - Авторсое право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Гражданский процесс - Гражданское право - Жилищное право - Зарубежное право - Защита прав потребителей - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - Коммерческое право - Конституционное право России - Криминалистика - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право Европейского Союза - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Правоприменительная практика - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Теория права - Трудовое право‎ - Уголовное право России - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право - Экологическое право‎ - Экономические преступления - Юридическая этика - Юридические лица -